партнерский проект
К главной

Некровный донор: как снизить дефицит органов для пересадки в России

Некровный донор: как снизить дефицит органов для пересадки в России

0

Жизнь многих россиян могут спасти изменения в одном законе, уверен автор проекта «20 идей по развитию России» Дмитрий Давыдов

За 2020 год в России провели 1960 трансплантаций органов. Число таких операций по сравнению с 2010 годом выросло на 44%, следует из регистра Российского трансплантологического общества. В стране функционируют 58 центров трансплантации в 32 областях. Посмертное донорство органов работает в 30 регионах России.

Несмотря на успехи отечественной трансплантологии, потребность в пересадке органов по-прежнему заметно выше, чем число проводимых операций. В листе ожидания донорских органов в 2020 году значились более 9,5 тыс. человек. При этом пациентов, реально нуждающихся в пересадке, гораздо больше, так как в листы ожидания попадают только те больные, которые полностью обследованы перед предполагаемой операцией, уточнил главный внештатный специалист-трансплантолог Минздрава Сергей Готье.

В своем проекте «20 идей по развитию России» Дмитрий Давыдов обозначил главные проблемы донорства органов в России и предложил изменения, которые помогут спасти жизнь тысячам людей.

Закон и его парадоксы

Несколько лет назад в СМИ активно обсуждали историю жительницы Краснодарского края Марии Дубовцевой. Мать двоих детей хотела отдать свою почку мужу, у которого диагностировали хроническую болезнь почек в терминальной стадии. Однако живым донором в России может стать лишь человек, находящийся в генетической связи — кровном родстве — с реципиентом. Закон запретил Марии спасти собственного мужа, несмотря на то, что у супругов зафиксировали высокую тканевую совместимость, необходимую для пересадки.

Женщина обращалась в Минздрав и пыталась собрать подписи в пользу внесения поправок в закон «О трансплантации органов и (или) тканей человека». «Если я могу отдать почку и хочу это сделать, то почему мне не разрешают? Я хочу, чтобы мой муж был жив, чтобы у наших детей был отец. Пока он пациент диализного центра, у нас не будет полноценной жизни», — говорила Мария.

Семья из Краснодарского края далеко не единственная пострадала от ограничения круга людей, которые могут стать живыми донорами. Самому же российскому закону о трансплантации в 2022 году исполнилось 30 лет.

На противоречивость закона указывали многие эксперты, в числе которых был и руководитель Центра органного и тканевого донорства НИИ скорой помощи имени Джанелидзе Олег Резник: «Ситуация парадоксальная: если муж умирает, жена имеет право решать, может ли он быть посмертным донором или нет. А если жена будет погибать от почечной недостаточности, живой муж не сможет отдать ей свою почку. Человека просто лишают права помочь самым дорогим людям».

В некоторых европейских странах проблему нехватки органов для трансплантации смягчают, увеличивая круг потенциальных доноров. В Нидерландах, Швеции, Испании и других государствах поделиться своими органами могут супруги и друзья. Кроме того, работают трансплантационные центры, куда можно пожертвовать, например, почку.

«В странах, где разрешена трансплантация от неродственного донора, работает так называемый этический комитет, который проверяет, что донор ни в коем случае не продает свой орган, а отдает его бескорыстно, сугубо из гуманных побуждений, чтобы спасти жизнь близкого человека», — поясняет Дмитрий Давыдов.

В Швеции по состоянию на 2016 год около 40% всех пересаженных почек поступило от живых доноров. В это число входят случаи, когда свои органы отдавали близкие друзья больных, а также когда донорами и реципиентами выступали незнакомые люди.

В странах, где разрешена трансплантация от неродственного донора, работает этический комитет. Он проверяет, что донор не продает свой орган, а отдает его бескорыстно

Чтобы увеличить число успешных трансплантаций в России, Дмитрий Давыдов предлагает расширить перечень людей, которые могут стать донорами органов. Согласно инициативе автора «20 идей по развитию России», донорство следует разрешить между гражданами, состоящими в законном браке не менее одного года, гражданами, не состоящими в законном браке, но имеющими общего ребенка, а также родителями и их приемными детьми.

Дмитрий Давыдов уверен: такие изменения не повлекут за собой ни психологического давления, ни принуждения к передаче органов или их продаже. Все потому, что инициатива сохранит принцип передачи органа по родственным связям, но позволит не ограничиваться генетическим родством.

Регистр спасения

Еще одно серьезное ограничение на пути к росту числа трансплантаций в России — отсутствие единой системы обмена органами доноров-трупов. В стране уже много лет действует презумпция согласия на пересадку органов и тканей умерших людей. Ее суть заключается в том, что после диагностирования смерти мозга изъять подходящие для трансплантации органы можно по умолчанию, если умерший или его родственники при жизни не зарегистрировали свое несогласие на подобную процедуру.

Презумпция согласия открывает большой простор для развития единой системы обмена органами как внутри государства, так и на международном уровне. Например, Австрия, Бельгия, Хорватия, Германия, Венгрия, Люксембург, Нидерланды и Словения объединили усилия и создали некоммерческую организацию Eurotransplant («Евротрансплант»).

В единой базе фонда собираются актуальные данные о доступных для пересадки трупных органах. Если внутри страны подходящих реципиентов нет, общая информационная база помогает найти больного в другой стране, благодаря чему почку погибшего хорвата могут пересадить нуждающемуся в ней венгру. Аналогичная организация по обмену органами Scandiatransplant («Скандиятрансплант») объединяет Данию, Финляндию, Исландию, Норвегию, Швецию и Эстонию.

Один из лидеров в вопросе трансплантации органов — Испания. Там успешно работает Национальная организация трансплантологии, которая связывает друг с другом 189 больниц, где могут произвести извлечение органов. Организация отправляет изъятые органы туда, где они больше всего нужны. Причем это может быть как один из испанских городов, так и соседняя страна: Франция, Италия или Португалия.

Читайте также

Выгуливать обязан:каких норм не хватает в российских законах о животныхЛихач-контроль:как снизить число превышений скорости на дорогах РоссииШтрафы для богатых:как сделать справедливыми наказания для водителейСортировка как обязанность:как избавиться от свалок в РоссииСпасение застревающих:как сделать российские лифты безопаснееПоколение без курения:как спасти российских подростков от никотинаПроблема, о которой молчат:как отучить пьяных садиться за рульПрофилактика мании:как снизить зависимость от азартных игр среди россиянРабота для подростка:как раннее трудоустройство помогает строить карьеруКоротко и дорого:как заработать на «красивых» автомобильных номерахРассеянный на улице:чем опасны пешеходы и велосипедисты со смартфонамиДевальвация штрафа:как актуализировать наказания для водителейНовая безопасность:какие системы помогают не заснуть за рулемЕда и макияж:как заставить водителей не отвлекаться от дорогиУход и доход:как помочь семьям людей с инвалидностьюРеанимация на улице:как мобильное приложение может спасти тысячи жизнейШтрафы по ДНК:правила экологичного выгула собакПонятная метка на этикетке:о чем должен быть предупрежден покупательПоощрение и наказание:как баллы для водителей помогут снизить аварийность

Дмитрий Давыдов предлагает российским властям обратить внимание на достижения этих государств в международной кооперации: «Россия может выступить инициатором создания подобной международной организации, предложив странам, с которыми у России уже есть связи в области здравоохранения, стать участниками. Я уверен, что, учитывая относительно высокое качество российской медицины на евразийском пространстве и возможности в сфере информационных технологий, поддержка такой инициативы на международной арене обязательно найдется».

Создание единой системы обмена органами доноров-трупов имеет сразу несколько плюсов. В первую очередь она позволит облегчить и ускорить передачу органов между медицинскими учреждениями в разных субъектах России. А участие в международной организации еще больше расширит географию поиска, что заметно увеличит количество пересадок.

В ожидании помощи

На протяжении последних лет Дмитрий Давыдов обращался со своим предложением в различные органы государственной власти, но ни один из них так и не ответил по существу. К примеру, идею Давыдова формально рассмотрели в Совете Федерации. В ответе заместителя председателя комитета по социальной политике Татьяны Кусайко от 22 сентября 2021 года уточнили, что обращение рассмотрели и приняли к сведению, а также обязались учесть инициативу в своей работе.

В письме подчеркивалось, что «на протяжении многих лет эффективно действует созданный при комитете экспертный совет по здравоохранению, в состав которого входят специалисты в различных областях здравоохранения, включая и трансплантологию». Предложения автора «20 идей по развитию России» направили для рассмотрения в этот экспертный совет. О результатах рассмотрения должны были проинформировать отдельно, но дополнительной информации от комитета или экспертного совета на сегодняшний день так и не пришло.

Минздрав на обращение Дмитрия Давыдова ответил коротким сообщением от заместителя директора департамента организации медицинской помощи и санаторно-курортного дела Дмитрия Батурина. В нем указали, что обращение рассмотрели и приняли к сведению. Никакой информации об отношении ведомства к предложенным нововведениям и о планах их реализации в ответе не было.

Автор «20 идей по развитию России» выразил сожаление, что столь важная и актуальная тема остается без внимания органов государственной власти, и надеется, что ситуацию удастся поправить. «Безусловно, нет ни одной страны в мире, где доноров хватает на всех больных. Но чем больше существует ненужных препятствий, тем меньше шансов на успех», — уверен Дмитрий Давыдов.

Проблема назрела давно: действующий сейчас в России закон приняли еще в 1992 году

Проблема назрела давно: действующий сейчас в России закон приняли еще в 1992 году. Автор «20 идей по развитию России» убежден, что он нуждается в изменениях. 30 лет назад условие, устанавливающее исключительно генетическое родство между донором и реципиентом, было необходимостью. Этот пункт закона делал сферу трансплантации органов прозрачной и защищал людей от преступных схем, в которых их вынуждали отдавать органы под давлением или за деньги. За три десятилетия ситуация в стране кардинально изменилась.

«Законы, регулирующие новые медицинские технологии в нашей стране, активно писали в девяностые годы. Это были сложные времена. Думаю, авторы закона о трансплантации боялись, что появятся аферисты, фиктивные браки, криминальные элементы будут убеждать кого-то стать донором под угрозой насилия. Но я убежден, что эта норма устарела, — согласился Олег Резник. — В современном цифровом мире очень легко проверить, действительно ли люди живут вместе и как долго они живут вместе, чем они мотивированы. Можно даже сделать так, чтобы решение выносил суд».

С позиции сегодняшнего дня следует подойти и к предложению о создании Россией единой базы для обмена трупными органами, которое также осталось без комментариев госорганов, указывает Дмитрий Давыдов. «Технологические решения, основанные на успешном зарубежном опыте, на который я предлагаю обратить внимание в первую очередь, могут создать надежную систему обмена органами среди субъектов Российской Федерации с дальнейшей возможностью масштабирования на международный уровень», — заявил автор «20 идей по развитию России».

В России становится все больше медицинских учреждений, оснащенных необходимым оборудованием для пересадки органов. Сфера донорства не стоит на месте и внедряет новые инициативы. Так, в апреле 2022 года стало известно, что в России появится федеральный регистр доноров костного мозга, с помощью которого медики смогут быстрее находить добровольцев, готовых поделиться своими стволовыми клетками.

Дмитрий Давыдов уверен, что останавливаться на одной позитивной перемене не стоит. Автор проекта надеется на законодательную поддержку со стороны государства его инициатив, благодаря которым у многих людей появятся шансы на своевременную трансплантацию, а значит, на здоровую и счастливую жизнь.