партнерский проект
К главной

Работа для подростка: как раннее трудоустройство помогает строить карьеру

Работа для подростка: как раннее трудоустройство помогает строить карьеру

Автор проекта «20 идей по развитию России» Дмитрий Давыдов предложил способ спасти молодежь от безработицы

Девять из десяти подростков в России хотели бы начать работать до наступления совершеннолетия. 44% из них готовы приступить как можно раньше, чтобы получить опыт для успешной карьеры в будущем. Таковы результаты опроса, проведенного в 2019 году Общероссийским народным фронтом. Родители не возражают: согласно исследованию сервиса hh.ru, 64% взрослых соискателей советуют своим детям начинать работать до 18 лет.

Выходит, что в раннем трудоустройстве заинтересованы и подростки, и их родители. Однако закон ограничивает россиян в возможности трудиться и зарабатывать с юных лет. Автор проекта «20 идей по развитию России» Дмитрий Давыдов предлагает изменить правила трудоустройства подростков так, чтобы это приносило пользу им самим, а также бизнесу и экономике государства в целом.

Девять из десяти подростков в России хотели бы начать работать до наступления совершеннолетия. 44% из них готовы приступить как можно раньше, чтобы получить опыт для успешной карьеры в будущем

Карьера смолоду

Экономисты Кристофер Рум и Чарльз Баум установили: старшеклассники, трудившиеся неполный день, во взрослой жизни получали более высокую зарплату и реже оказывались безработными. Эта тенденция сохранялась не только первые годы после выпуска из школы, но и на десятилетия вперед.

Вывод ученых подтверждает история Софии, которая начала работать в 14 лет. Будучи школьницей и студенткой, она сменила несколько работ: раздавала листовки, готовила пушнину к аукционам, занималась документооборотом в налоговой и даже разбирала детские письма в «Вотчине Деда Мороза» в Великом Устюге. Получив образование, София продолжила работать с документами. По ее словам, трудовая деятельность в юном возрасте дала ей бесценный опыт «выстраивания отношений в коллективе, общения с начальством и понимания ценности денег».

«Для некоторых моих знакомых, которым когда-то запретили работать в школьно-студенческом возрасте, очень большой проблемой оказался поиск работы и прохождение испытательного срока при отсутствии навыков», — рассказала София порталу tlum.ru.

По этим причинам регуляторы во многих странах начали стимулировать труд несовершеннолетних. В Швейцарии, Германии, Австрии, Дании и Норвегии от 30 до 70% детей в средних школах учатся по системе дуального профессионального образования: учеба в школе сочетается с практикой на рабочем месте.

В Швейцарии в 2002 году появился закон, который обязал региональные власти поддерживать трудоустройство подростков, получивших базовое образование. Ученические рабочие места для них создаются на предприятиях разных отраслей, от общественного питания до высокотехнологичного производства.

Легкая работа для швейцарских подростков доступна с 13 лет, а с 15 лет они имеют право подписать контракт на полноценное трудоустройство. Благодаря таким возможностям две трети школьников в Швейцарии выбирают дуальную систему и через несколько лет становятся востребованными специалистами.

Выгодно такое профессиональное образование и для работодателей. В 2019 году средний годовой доход предпринимателя от найма юного стажера составлял 3 тыс. франков (178 тыс. рублей) за вычетом зарплаты и сопутствующих расходов.

Делая ставку на институт ученичества на рабочем месте, развитые страны повышают востребованность молодежи на рынке труда. Для сравнения: доля безработных среди граждан 15–29 лет в Швейцарии составляет 6,9%. В России 16% людей 18–29 лет не могут найти работу. Причем подростки с 15 до 17 лет в этих данных даже не учитываются, хотя им получить официальное трудоустройство еще сложнее.

В России появляются точечные проекты по обучению подростков на рабочих местах, но обычно они не получают достаточного охвата. Для достижения стабильных результатов необходимо улучшать условия для предпринимателей в сфере найма и обучения молодого поколения, считает автор «20 идей по развитию России».

Научиться работать

Дмитрий Давыдов предлагает снизить законный возраст для вступления в трудовые отношения. С согласия родителей подростки смогут работать с 13 лет (сейчас планка установлена на 14), а самостоятельно — с 15, а не с 16 лет, как сейчас.

Еще одна инициатива автора «20 идей по развитию России» — предоставить субсидии компаниям, которые устраивают на работу людей 13–18 лет и обучают их на рабочем месте. Субсидии должны перечисляться в течение 6–12 месяцев при условии дальнейшего сохранения рабочего места для обученного стажера или участия в социально значимом проекте, предлагает Давыдов. Размер пособия будут определять на региональном уровне, его сумма должна быть не меньше минимальной стипендии и не больше МРОТ.

«Государство выделяет огромные средства на поддержку среднеспециального образования и помощь безработным. Часть этого бюджета может быть направлена и на программу увеличения рабочих мест для обучения подростков, поскольку она решает аналогичные задачи. Благодаря господдержке предприниматели будут мотивированы брать юного новичка и взращивать из него специалиста», — объясняет Дмитрий Давыдов.

Автор «20 идей по развитию России» также предлагает освободить работающих подростков 13–18 лет от взносов на социальное страхование и от всех налогов, если доход не превышает двух МРОТ. Эти льготы в сочетании с субсидиями сделают наем подростков значительно более привлекательным для работодателей.

Не менее важный аспект — количество часов, которые может на законных основаниях отработать российский подросток. В существующих законах прописан лимит в 12 часов в неделю для людей младше 16 лет и в 17,5 часа для тех, кому от 16 до 18. Со столь малой продолжительностью трудовой недели работодателям оказывается невыгодно нанимать подростков, так как одна только адаптация на новом месте может поглотить все их рабочие часы. С точки зрения бизнеса эффективнее найти совершеннолетнего сотрудника, который будет в состоянии отработать 40 часов в неделю.

Дмитрий Давыдов предлагает отменить занижение нормы часов в день и в неделю при совмещении учебы с работой, оставив лишь общий возрастной лимит в 24 часа и 35 часов — но только если все требования по обязательному образованию соблюдены. Тогда у работодателей и подростков будет больше гибкости в планировании времени.

«При текущих ограничениях работодатель не мотивирован вкладывать время и усилия в обучение сотрудника, если он не может вовлечь его в полноценный рабочий процесс даже на выходных или каникулах», — пояснил автор «20 идей по развитию России».

Перемена для ученика

Свои предложения Дмитрий Давыдов направил в Совет Федерации, откуда их передали в Министерство труда и социальной защиты. Ответы пришли от двух департаментов министерства.

В письме от заместителя директора департамента занятости населения и трудовой миграции Дениса Шамгунова подробно расписаны существующие меры содействия занятости населения: как работает служба занятости, как оказываются госуслуги по профориентации и профессиональному обучению, какие существуют ресурсы для самостоятельного поиска работы и организации стажировок для выпускников. Отдельно Шамгунов упомянул долгосрочную программу содействия занятости молодежи до 2030 года, цель которой — создать условия для реализации профессионального, трудового и предпринимательского потенциала молодежи.

Дмитрий Давыдов уверен, что программа способна существенно сократить уровень молодежной безработицы, но она направлена в первую очередь на увеличение трудоустройства среди выпускников вузов и колледжей. А вот занятость для подростков рассматривается как временная. Акцент на реальное вовлечение их в работу могло бы сделать программу успешнее.

Информационные технологии позволяют ученикам легче планировать свое время, а раннее погружение в трудовую деятельность научит самостоятельности и познакомит с реалиями рынка труда, что невозможно в условиях искусственно созданной государством производственной практики, убежден Давыдов.

«Проблема молодежной безработицы заключается в первую очередь не в отсутствии образования или опыта, а в эмоциональной внутренней незрелости поколения, включая низкую мотивацию к труду и самодисциплине. Эти качества закладываются в подростковом возрасте. Если заинтересовать предпринимателей создавать специальные, выделенные рабочие места для возраста 13–18 лет с обучением их в компаниях, то в естественной среде подростки вырастут гораздо быстрее и при этом смогут совмещать работу с посещением образовательных учреждений», — рассказал Дмитрий Давыдов.

Автор «20 идей по развитию России» также получил ответ от заместителя директора департамента оплаты труда, трудовых отношений и социального партнерства Татьяны Маленко. В письме сообщили, что предложения рассмотрены, а также подробно рассказали о существующих нормах в сфере трудоустройства несовершеннолетних. Ответ содержал отсылки к закону «Об образовании», закрепляющему приоритетность образования, а также к Конвенции ООН о правах ребенка.

«По нашему мнению, установленные Трудовым кодексом ограничения на трудоустройство лиц, не достигших возраста 16 лет, направлены в первую очередь на охрану их здоровья и нравственности, предоставление им возможности получения образования, а также на реализацию требований международного права», — говорится в ответе департамента.

Охрана здоровья и нравственности подростков, предоставление возможности получить образование и реализация международного права — ценности, которые поддерживает Дмитрий Давыдов. Он поясняет, что противоречий между ними и его предложениями нет. Снижение допустимого возраста для вхождения на рынок труда на один год не исключает перечня запрещенных для несовершеннолетних работ. Кроме того, снятие нескольких ограничений не отменит права на образование.

«Право на более свободный график труда для подростков не является конкурирующим с их правом на образование, наоборот, гармонирует с ним, позволяя планировать время и тем самым достигать как академических, так и практических результатов», — уточнил Давыдов.

Многие российские подростки получают обязательное школьное образование к 15 годам. Они закончили девять классов и готовы работать больше пары часов в день, но закон это им запрещает. Хотя в той же Швейцарии, где приняли ту самую Конвенцию ООН, легальный возраст для трудоустройства — 15 лет.

По статистике, 47% постоянно работающих российских подростков 15–19 лет задействованы в неформальном секторе

По статистике, 47% постоянно работающих российских подростков 15–19 лет задействованы в неформальном секторе. Существующие правила их не останавливают: несовершеннолетние все равно работают, но делают это неофициально. Тем временем их официальное трудоустройство без дополнительных ограничений способно принести немало пользы.

Работа первая и любимая

Дмитрий Давыдов убежден, что воплощение его предложений позволит подросткам начать строить карьеру еще до получения полного среднего образования, что в итоге приведет к снижению безработицы.

Пример подобного опыта в беседе с «Московским комсомольцем» привела представительница кадрового агентства Мила Малинская: «Уже несколько лет на рынке труда наблюдается спрос на талантливых программистов, в том числе для создания популярных у подростков компьютерных игр. На такие вакансии действительно талантливых школьников берут весьма охотно. Вообще наблюдается тенденция, что к талантливым ребятам серьезные фирмы, в том числе и иностранные, начинают присматриваться уже со школы.

Впоследствии хорошо зарекомендовавшие себя молодые люди сотрудничают с подобными компаниями на протяжении всей учебы в вузе. В результате после окончания института их уровень соответствует уровню работника с 3-5-летним стажем — и с дальнейшей работой у них проблем уже не возникает. При этом многие выпускники вузов, которые не пытались работать по профессии во время учебы, часто не могут найти работу или трудятся за копейки, чтобы приобрести необходимый для нормальной должности стаж».

Подростки будут вовлечены в работу, благодаря чему времени на деструктивное поведение не останется. Результатом станет сокращение подростковой преступности и вредных привычек. Доля населения, вовлеченного в экономическую деятельность, увеличится. Предприниматели получат льготы за обучение школьников и смогут воспитать для себя целое поколение талантливых кадров. Это скажется на качестве работы и производительности в будущем.

Опросы россиян об удовлетворенности работой редко показывают позитивные цифры. В 2021 году портал «Работа.ру» выяснил, что 63% сотрудников не любят свою работу и хотели бы ее сменить. Такое желание обычно связано с низкой зарплатой или сложными отношениями с руководством. Также многие недолюбливают свою профессию, потому что оказались не на своем месте. Раннее трудоустройство поможет школьнику понять, чем он действительно хочет заниматься, ведь ни одна производственная практика не дает реального представления о профессии.

«Лучший результат, которого может добиться старшеклассник в своем возрасте (с помощью взрослых, конечно), — это понимание, осознанный подход к самому вопросу „зачем лично мне работать?“. Идеально будет, если он попробует себя в той работе, где наилучшим образом раскроются его таланты, увлечения, интересы. Из работы без удовольствия ничего хорошего точно не получится — ни на каникулах, ни дальше в жизни», — рассказал «Мелу» основатель сервиса Superjob Алексей Захаров.

Дмитрий Давыдов надеется, что его предложения получат законодательную поддержку государства. «Реализация этих мер неминуемо приведет к повышению конкурентоспособности и инвестиционной привлекательности страны», — подытожил автор «20 идей по развитию России».